Sep 11
Человек — крайне противоречивое существо. Особенно по части желаний и мечты. Взять хотя бы тех, кто, обчитавшись фэнтези и руководств по прикладной магии, влачит свои унылые дни и годы во вселенской скорби о навсегда покинувших этот мир чудесах и волшебных созданиях. Стенают, пеняют мирозданию — мол, сколько можно увлекаться грубым соцреализмом! Ну хорошо, только потом не жалуйся, говорит мироздание и делегирует к страждущему дежурную фею. С топориком, по причине дурного настроения, ибо нефиг было от работы отрывать. Алярм! – кричит заказчик, соприкоснувшись с чудесным (точнее, с его обухом). Верните всё взад, хочу обратно, в милую материалистическую реальность! Мироздание пожимает плечами и отправляет по указанному адресу спецбригаду…

Ольга Егоровна (назовём её так) никогда с психиатрией знакома не была. И не собиралась восполнять этот пробел. У неё и так забот хватало, а после того, как она овдовела, ещё и прибавилось: содержать в порядке квартиру и дачу в одиночку не так-то просто. Дочь, конечно, помогала по мере возможности, но у неё своя семья, дети, так что рассчитывать приходилось больше на себя.

Обзаводиться мужиком в доме Ольга Егоровна не спешила: в той фауне, что была на примете, преобладал мелкий рогатый пьющий скот, а шанс на то, что извлечённое из лужи, отмытое и приодетое окажется ещё и человекообразным, был исчезающе мал.

Впрочем, на пятом году одинокой жизни женихи всё же появились. Но и тут всё пошло не как у людей. Нормальному жениху надлежит являться через дверь и с цветами. В отдельных исключительных случаях — по верёвочной лестнице через окно с гитарой в зубах. А эти…

Началось всё с фотообоев на стене. Ветви какой-то труднодифференцируемой тропической растительности по краям, песчаный берег тёплого ласкового моря в центре кадра, конус потухшего вулкана где-то на заднем плане. Однажды вечером, в сумерках, картина ожила. Ветви качнулись, волна бесшумно лизнула песок. Вулкан, правда, так и не пробудился, за что огромное ему от Ольги Егоровны спасибо. Стоило включить свет — движение пропадало, и картинка застывала, снова становясь обычными фотообоями. Днём она тоже не проявляла никакой активности, оживая только в сумерках.

Тревоги и страха не было: ну, оживает изображение, ну, иногда волна плещет чуть дальше, чем обычно, проливаясь на пол — зато какое-никакое развлечение. Опять же, соседи с низу ни разу не пожаловались на потоп.

А через месяц с пляжа стали забредать мужики. По одному. Выйдет, бывало, очередной товарищ, посмотрит внимательно на Ольгу Егоровну, протянет букет цветов — сватается, не иначе. Сначала было интересно, даже забавно, а потом начало надоедать. Нет, гости вели себя прилично, ничего предосудительного себе не позволяли, но ведь и толку от них никакого! И не уснёшь толком: мало ли что у них на уме. А в однокомнатной квартире кровать особо не переставишь, разве что на кухне себе постелить, но это уже совсем ни в какие ворота: хозяйка она в доме или кто!
Как-то раз дочь, придя в гости, засиделась допоздна. Ольга Егоровна отлучилась в комнату за какой-то безделицей, а через пару минут оттуда раздался звон бьющегося стекла и гневный вопль.

— И ты туда же, сволочь! Вот только тебя мне тут не хватало!

Дочь метнулась в комнату. Пол был усеян осколками условно хрустальной вазы, не пережившей тесного контакта с тропическим пейзажем, а Ольга Егоровна грозила кулаком стене.

Выяснилось, что на этот раз (мама, на какой на этот раз? Что, были прецеденты?) пришельцем с пляжа оказался Муаммар Каддафи. Он припёрся со своим шатром и стал деловито его устанавливать посреди комнаты. Опешившей Ольге Егоровне он жестами пояснил, что намерения его самые серьёзные, что отныне его верблюды — её верблюды, его нефть — её нефть, а его враги, включая президента США и весь его Конгресс — ну, вы поняли. Та что насчёт свадьбы?

— Мне только покойника в мужьях не хватало! – возмущалась Ольга Егоровна. – Мой-то, кстати, прилично себя ведёт, с кладбища ни ногой, земля ему пухом! А ты! А ну кыш отсюда! И шатёр свой забери!

— Мама! – наконец обрела дар речи дочь. – Я никого не хочу обидеть, но, по-моему, тебе пора показаться психиатру. Ты как хочешь, но вылезающие из стены женихи — это уже перебор!

Доктор, выслушав рассказ Ольги Егоровны, задумчиво потёр переносицу.
— Лечение я вам, конечно, назначу. Но причину появления всех этих ваших претендентов на руку и сердце ещё предстоит поискать. Так что вот вам направление к неврологу, а ещё — на электроэнцефалографию и на томографию.
— А живую картинку пляжа можно оставить? – робко поинтересовалась Ольга Егоровна.

— Боюсь, что нет, – ответил доктор. – Если уж рубить канал связи с потусторонним — то полумерами мы с вами не обойдёмся. К тому же, сами подумайте: мало ли кто ещё оттуда заглянет? Опять же, не стоит списывать со счетов возможность цунами и извержения вулкана. И вообще — как насчёт новых обоев?

Отсюда

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading ... Loading ...

автор system \\ теги: , , , ,


Написать ответ