Aug 09

Это просто праздник какой-то!!!©system

Кристофан Хуевондт проснулся в ярости. Ежемесячный отчет, который он получил из Монголии, вывел его из себя. Последние его инвестиции бизнеса уже четыре месяца не давали никакого экономического эффекта, кроме убытков. Этим нужно было срочно заняться и наказать всех виновных в этой хуйне.

Выпив кофе с коньяком, он собрал в большую клетчатую пластиковую сумку деловой костюм, ноутбук и прочие гаджеты-хуяджеты, носки, мазут, копченую свиную голову, увесистую пачку белорусских рублей в мелких купюрах, фотографию Карла Маркса, прикрепил сумку к велосипеду и отправился в путь.

Путь был неблизким. из Уренгоя ему удалось добраться до Препесденска-Польске за четыре месяца, и то, потому что по дороге заскочил в Улан-Батор к фронтовому товарищу. Но товарища он так и не увидел, потому что связался со старой чешской проституткой и никак не мог от нее отвязаться, пока не сдал ее в приют для старых сварщиц.

К тому времени уже наступала осень, и становилось холодно. Кристофан обзавелся отличным чешским калорифером, но через неделю сдал его в гарантийный ремонт, потому что от него слишком воняло калом и мочой. От собаки тоже пришлось избавиться, потому что она постоянно ела какую-то хуйню и рыгала.

Наконец, в средине декабря он добрался до своего завода в горах, недалеко от Препесденска-Польске. Но, так как дорога была завалена снегом и всякой хуйней, он отправился в город. Стоит заметить, что городишко был полным тоскливым гамном. Посередине, на центральной площади, находился памятник основателям – Онталию Квасерману, Валерию Невменяеву и Кларе Ебланатской. Напротив памятника находился цирк, ратуша и чуть поодаль почта и отделение полиции. Остальные здания занимали повстанцы, проститутки и таксисты. Разумеется, что Кристофан направился первым делом в цирк. На арене циркач жонглировал пуделями. Псам это не нравилось и они постоянно его кусали и разбегались. Но, так как они все были привязаны за лапы к железному штырю, далеко убежать им не удавалось. Больше в цирке никого не было.

Следующей точкой его маршрута была ратуша, где он намеревался поинтересоваться вопросом расчитки дороги. Его радушно напоили чаем, дали пизды и выгнали нахуй. В полиции он попал в перестрелку между старыми неграми и поэтому съебнул оттуда прямиком в Центральный Чебоксариат, пережиток аншлюса с Мордовскими сепаратистами. Там его тоже ждало полное разочарование. На его месте остался только передвижной агитационный пункт, автомат по продаже листовок и небольшая будка с обезумевшей собакой.

Тогда он решил посетить своего пресс-атташе, и разузнать у него, чьей поддержкой можно заручиться в городе и наладить работу завода. Вскоре оказалось, что его доверенное лицо предало его, украв из собственного офиса все, что не было прикручено к полу и продало все в кабак за бухло.

Променяв фотографию Карла Маркса на снегоступы в местном ломбарде, он решил добираться до завода собственными силами. Выспавшись за заброшенной собачьей будке, он подкрепился замороженной мамалыгой и отправился в путь.

По дороге ему встретился Лех Валенса, кронпринц Чехии и Вацлав Гавел, посол Португалии в Румынии. С ними он разжег костер, они погрелись, выпили кумыса, поговорили о перспективах развития угольной промышленности в Узбекистане и разошлись ближе к утру, когда ветер утих, и они могли продолжить свое путешествие на дельтапланах. Кристофан с восхищением посмотрел на удаляющихся политиков и пошел дальше. Тем не менее, хуле они крутятся в горах, ему осталось непонятным.

Через три долгих морозных дня он увидел здание своего завода. Невероятным образом у него появились силы, и он с радостной улыбкой стал пробиваться через сугробы к главному зданию.

из здания доносилась приглушенная музыка. Кристофан добрался до окна и заглянул вовнутрь, прежде чем рваться к двери. Но так пи пса и не смог разглядеть, кроме каких-то мечущихся силуэтов.

Его терпение лопнул, он решительно пробрался к двери и с силой распахнул ее. В нос ударила адская вонь. Он отшагнул в неожиданности назад, и начал рыгать. Через полчаса ему стало немного легче, и он с трудом заставил себя войти внутрь. Пройти до кабинета начальника производства ему удалось с невероятными усилиями.

То, что он увидел внутри, потрясло его до глубины души. Начальник производства с потухшим взглядом сидел за столом и ел какую-то зловонную мерзкую массу. Везде было все разбросано и разбито. Кристофан попытался окликнуть его, но тот ни на что не реагировал, изредка мыча и отрыгивая.

Спасаясь от зловония, он открыл окно и направился по другим отделам. Везде было пусто. Немного поразмыслив, он направился на производство. Вонь там была еще хуже. Люди сновали с какими-то чанами, мешками и прочими хуйнями, высыпали все это в миксеры и снова бежали на склад.

Вдруг где-то в глубине раздались крики и несколько выстрелов. Он немедленно направился туда. Поблукав по коридорам цеха, он наткнулся на труп немецкого солдата. Находка повергла его в шок и он побежал в противоположную сторону, но заблудился. Просидев несколько часов за зловонными емкостями, он все-таки взял себя в руки и стал выбираться из цеха.

Внезапно, его схватили заруку и потащили в темноту. инстинктивно он нанес несколько ударов по противнику, что-то хрустнуло, человек взвизгнул и отпустил его. Через секунду он увидел в свете окна неряшливо одетого клоуна, держащегося за лицо. Рядом с ним, в узкой полоске света лежал окровавленный поролоновый нос. Кристофан в панике побежал по запутанным коридорам и ворвался в какой-то кабинет. Раздался выстрел, и возле его головы просвистела пуля.

– Клоуны так резво не бегают, – услышал он немецкую речь. – Вы кто такой?

– Кристофан Хуевондт, я… – забормотал он в ответ, медленно повернувшись. – Я приехал чтобы…

Перед ним стоял Гитлер, сжимая в руке пистолет. Кристофан был настолько поражен, что не мог больше ничего выдавить из себя.

– Это всё похуй. – веско заявил Гитлер, пряча пистолет в кобуру. – Мы теперь тут вдвоем и должны действовать решительно. Клоуны выползли из своего логова и устроили тут свое производство. Это следует немедленно прекратить. На этой кондитерской фабрике они стали выпускать свои говноторты.

– Чт-то? – не веря своим ушам, переспросил Кристофан. – К-какие к-клоуны?

– Они захватили эту кондитерскую фабрику и заменили рецептуру – решительно произнес Гитлер. – Они начали это еще в Чехии, но вынуждены были скрываться, чтобы не попасть в Освенцим. Они успели тут заменить шоколад на смесь гавна и сахара, вместо муки используют мел для белого теста и землю с глиной и гавном для шоколадных коржей, этого в этих горах предостаточно, как и того же гавна, мел они разбавляют подслащенной мочей, а вместо крема украшают торты блевотиной и ей же смазывают коржи, иногда перемолотым тухлым мясом животных. Также в дело идут различные насекомые, черви и улитки.

– Зачем? – ошарашено переспросил Кристофан Хуевондт. – У меня были очень вкусные торты… Я создал это производство, чтобы приносить людям радость…

– Теперь ему пизда. – Мы должны все это уничтожить. – А потом взорвать выход из пещеры, откуда они выползают. Я уже все заминировал, поэтому осталось только установить таймер и сорвать отсюда когти.

С этими словами Гитлер выбросил Кристофана в окно, несколько секунд повозился и сам выпрыгнул следом. Через считанные секунды раздался ужасающей силы взрыв, все покрыло пламенем. Кристофан лежал на снегу и в шоке наблюдал, как с неба летят бесчисленные обломки того, что было его самым современным заводом. Вскоре его внимание отвлекло какое-то движение справа от него.

Гитлер стоял и с беспристрастным видом душил толстого увальня в цветастых одеждах. извиваясь, он пытался вырваться, с его головы слетел нелепый зеленый колпак вместе с рыжим париком. Гитлер повалил его на землю, перекатился и сбросил его в ущелье. Затем он встал на ноги, глянул вниз, улыбнулся и подошел и помог встать на ноги.

Ничего не объясняя, он увлек его за собой и показал на темное отверстие в скале, метрах в 15-ти над их головами. Там царил ажиотаж. Клоуны торопливо тащили на веревках коробки с тортами и злобно скалились.

Неожиданно в воздухе раздался свист.

Вацлав Гавел и Лех Валенса красиво спланировали со скалы и устремились к пещере. На секунду показалось, что они сейчас влетят прямо вовнутрь, но они резко свернули перед ней, забросив внутрь пару каких-то сумок. Взмыв вверх, они скрылись над скалой, затем сделав резкий маневр, снизились и ловко приземлились позади Гитлера.

– Ели успели, – заявил Лех Валенса. – А то потемнело бы и пришлось бы завтра тут еще торчать.

В этот момент раздался гул, земля под ногами задрожала, из скалы вырвался сноп пламени, выбрасывая в ущелье объятых пламенем клоунов. Затем скала как-то неестественно просела и вход скрылся под обломками.

Гитлер сел на деревянную балку, достал из ранца портативный беспламенно-бездымовой костер и поставил на него чайник. Все подтащили себе к костру обломки завода, и расселись на них.

Так они просидели до утра. Они смеялись, пили горячий чай, а Гитлер рассказывал смешные анекдоты про евреев.

© C.К. Латор

Отсюда

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading ... Loading ...

автор system \\ теги: , , , ,


Написать ответ